Почему в России не хотят сеять свои семена

Добавить RG.RU в избранное

Российская наука добилась определенных успехов в создании семян отечественной селекции, но аграрии зачастую не хотят их использовать, а нередко и не знают о существовании каких-то новых сортов. Такое мнение сенаторы и представители аграрной отрасли высказали на заседании комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию.

Ключевая проблема заключается в том, что рынок как механизм, который мог бы поддерживать долгосрочное развитие российской селекции, не работает, считает директор Института права и развития ВШЭ-Сколково, директор Международного центра конкурентного права и политики БРИКС Алексей Иванов.

"Мы стараемся подпирать развитие российской селекции мерами государственного субсидирования, государственной поддержки, то есть очень многое зависит от государства. Как только государство эти подпорки уберет (а неизбежно этот момент наступит, потому что денег в бюджете не неограниченное количество, и есть другие задачи), то очень вероятно, те самые заделы и достижения в российской селекции могут обнулиться. И чтобы эту проблемы решить, важно развивать рыночные механизмы", - считает эксперт.

У нас есть госпрограмма по развитию семеноводства, и это хорошо на начальном этапе. Но, по словам Иванова, во многих странах мира, которые прошли через трансформацию своей семеноводческой отрасли (Франция, Австралия, США), работают механизмы рыночной коммерциализации. Это значит, что тот селекционный, семеноводческий материал, который поступает сельхозтоваропроизводителю, им востребован. И сельхозтоваропроизводитель сам решает, какие семена ему покупать.

Некоторые участники совещания в Совфеде высказывали предложения, что для развития собственного семеноводства стоило бы, например, ввести квоты на импортные семена в течение пяти лет, пока отечественные аграрии не привыкнут и не научатся пользоваться отечественными семенами.

Однако Алексей Иванов уверен, что такие методы не будут эффективными. Российские аграрии умеют считать издержки и урожайность, и сами понимают, какие семена им подходят, чтобы добиться необходимых результатов. Именно сельхозтоваропроизводитель должен быть заказчиком на этом рынке. А для этого он должен платить за полученный семенной материал, и эти деньги должны поступать на развитие селекции. Для этого во всем мире используются инструменты роялти (компенсация за использование патентов, авторских прав, франшиз и других видов собственности) - когда некий фиксированный процент от продажи конечной продукции поступает селекционерам. Это позволяет им рассчитывать на определенный объем поступлений в долгосрочной перспективе. Но у нас такой механизм возврата инвестиций работает слабо даже по тем агрокультурам, где доля своих семян высокая (например, пшеница), считает Иванов.

Такой инструмент достаточно эффективно работает в других сферах оборота интеллектуальных прав, например, в сфере авторского права, где собираются вознаграждения в пользу авторов.

"Подобные механизмы могут быть реализованы и в сфере селекционной, семеноводческой деятельности, чтобы замкнуть эту цепочку, чтобы сельхозтоваропроизводитель платил за этот результат, который он получает, и селекционер зависел от выбора, который делает сельхозтоваропроизводитель, не от государственных субсидий", - пояснил Алексей Иванов.

В Доктрине продовольственной безопасности обозначен минимальный порог, сколько в России должно использоваться семян отечественной селекции, - не менее 75%. Сейчас этот минимум обеспечен далеко не по всем агрокультурам. Так, своих семян пшеницы озимой у нас 94%, а семян овощей - только 39% от потребности. А, например, по семенам сахарной свеклы мы почти полностью зависимы от импорта.

Загрузка